Авторизация

Регистрация

Новости

ЦБНТ презентовало результаты аудита системы оплаты труда сотрудников Яндекс
12.05.2017

Завершенный проект ставил своей целью проведение экономического и юридического анализа действующей системы оплаты труда асессоров Яндекс

Оказаны услуги по нормированию труда для компаний энергетического сектора
04.05.2017

Эксперты ЦБНТ окончили работы по подготовке сборника нормативов численности персонала ПАО «МОЭК» и ООО «ЦТП МОЭК», выполняющего функции по технологическим присоединениям

ЦБНТ успешно завершило проект по заказу АО «ГАЗПРОМНЕФТЬ-МОСКОВСКИЙ НПЗ»
23.01.2017

​Результаты работы специалистов ЦБНТ в рамках проекта по созданию нормативов численности рабочих производственных объектов АО «ГАЗПРОМНЕФТЬ-МНПЗ» в очередной раз удостоились высокой оценки Заказчика (Отзыв)

Партнеры

Элемент partners

Год:

Масштабы применения временной занятости в Российской Федерации и станах ЕС

В соответствии с методологией ЕС[1] временная занятость включает в себя работу по срочным трудовым договорам, в отличие от постоянной работы, когда срок или условия окончания работы в контракте не оговариваются. Работу можно считать временной (а работника — временным), если работодатель и работник договариваются, что трудовой договор заканчивается конкретной датой, после определенного события или после завершения определенной задачи, что должно быть отражено в трудовом договоре. К временным работникам относятся также и сезонные работники.

В некоторых странах контракты такого типа заключаются только в особых случаях (например, для государственного сектора, на рабочие места учеников или других обучающихся в рамках предприятия). С учетом этих институциональных расхождений, понятия «временное трудоустройство», «временная работа», «трудовой договор на ограниченный срок» (или «постоянная работа», «постоянный работник» и «бессрочный трудовой договор») описывают ситуации, которые в различных институциональных контекстах могут быть признаны синонимами.

Как правило, определение «временный работник» относится ко всем работникам, занятым по срочным трудовым договорам. Однако для ряда стран (например, для Австралии, Японии, Мексики, Норвегии и Швейцарии) определение «временный работник» относится к сотрудникам, чей контракт длится не менее 12 месяцев. Это приводит к некоторому занижению показателей временной занятости в указанных странах по сравнению со странами, которые определяют всех работников по срочным контрактам в качестве временных, независимо от срока действия контракта.

В большинстве развитых стран трудовые отношения, рассчитанные на определенный срок, являются одной из наиболее распространенных форм нестандартной занятости. Они позволяют работодателям маневрировать численностью персонала в условиях ухудшения экономической ситуации, поскольку издержки увольнения временных работников в момент прекращения действия срочных трудовых договоров для работодателя существенно ниже, чем при увольнении постоянных работников. Это повышает конкурентоспособность компаний в условиях кризиса или спада деловой активности.

О распространенности применения срочных трудовых контрактов в странах Евросоюза можно судить по данным Евростат "Обследования рабочей силы в ЕС«[2]. В целом по странам ЕС в 2011 году численность работающих по временным договорам составила 25,4 млн. человек, или 14,1% от численности наемных работников. В зависимости от особенностей национальных законодательств доля работающих по временным договорам колеблется от 27% численности наемных работников в Испании до 5,7% в Великобритании.

Наибольшее распространение практика заключения срочных трудовых договоров получила в Испании и Польше, где на таких условиях был занят каждый четвертый работник, а также в Португалии (22% всех занятых). В Нидерландах удельный вес временных работников в 2011 году составлял 18,3%, Словении — 18,1%, Швеции — 16,4%, Финляндии — 15,6%, Франции — 15,5%, Германии — 14,6%. Ниже средних показателей по Евросоюзу доля временных работников в Великобритании — 5,7%, Норвегии −7,8%, Дании 8,8%. В наименьшей степени срочные договора распространены в странах бывшего соцлагеря, где доля таких работников колеблется от 1,5% в Румынии до 8,9% в Венгрии.

Рассматривая динамику численности занятых на условиях срочных трудовых договоров в целом по странам ЕС (для сопоставимости данных — по ЕС-15)[3] с 2003 года, можно заметить, что вплоть до 2007 года (включительно) она увеличивалась, причем более быстрыми темпами, чем численность постоянных работников. Так с 2003 г. по 2007 г. число работников со срочными контрактами увеличилось более чем на 3,6 млн. человек, или в среднем на 20%. Это обеспечило почти 40% прироста всей численности наемных работников, при том, что удельный вес временных работников не превышал 15%. За этот же период численность постоянных работников выросла на 4,5% (в среднем по 1,3 — 1,9% ежегодно). Наиболее активный рост численности занятых по срочным договорам наблюдался в 2005-2006 гг., когда только за год число таких работников увеличилось на 9,1%.

Как показывает статистика, развитие кризисных явлений в 2008 г. повлекло за собой сокращение, в первую очередь, численности временных работников (в целом по странам ЕС). За 2008 г. на фоне продолжающегося роста постоянной и общей занятости произошло снижение количества работников по временным контрактам более, чем на 300 тыс. человек. Это свидетельствует о том, что работодатели стран ЕС в условиях развертывания мирового кризиса, в первую очередь, воспользовались возможностью не продлевать контракты временным работникам.

Особенно резко снизилась численность работающих по временным контрактам между вторым кварталом 2008 года и тем же периодом 2009 года. По ЕС-15 снижение составило свыше 1,6 млн. человек или на 7,5%, что существенно выше, чем сокращение на 0,6% численности работников с постоянным контрактом в течение того же периода. По 27-и странам-членам ЕС в 2009 году по сравнению с предыдущим 2008 г. численность временных работников снизилась на 6,6%, тогда как постоянных работников — лишь на 1,4%.

На улучшение экономической ситуации в 2010 г. первым также среагировал сектор временной занятости. По данным статистики, при продолжающемся снижении численности постоянно занятых, число работников со срочными договорами выросло на 2,1% (или на 2,5% по ЕС-27)[4]. Это частично скомпенсировало снижение общей занятости в целом по странам ЕС. Таким образом, временная занятость выступила в качестве адаптационного механизма, обеспечивая «подстройку» численности работников под колебания спроса на труд.

Рост численности работников со срочными контрактами был зафиксирован в 23 странах. Так, увеличение числа работающих по срочным контрактам в 2010 году явилось главным фактором, обеспечившим рост числа занятых в Польше и Исландии, способствовало росту общей занятости в Турции, Швеции, на Мальте и Кипре. Еще в 13 странах снижение общей занятости было в значительной степени «смягчено» увеличением числа работников с временными контрактами. Снижение численности временных работников отмечалось лишь в Испании, Болгарии, Дании, Бельгии и Люксембурге. Численность постоянных работников увеличилась в Турции, Бельгии, Польше, Люксембурге, а также на Мальте и Кипре.

В соответствии с данными Евростат наиболее распространена практика найма работников по трудовым договорам ограниченного срока действия в секторе «Сельское хозяйство, лесное хозяйство и рыболовство». Так в 2010 года почти каждый третий из всех занятых в этом секторе по странам ЕС-27 работал на условиях временной занятости (32,1%). При этом среди женщин и молодежи доля занятых по срочным контрактам достигала значительно более высоких значений — 36,0% и 52,4% соответственно.

Значительна доля имеющих временную занятость в строительном секторе — 17,5% всех занятых. Следует отметить, что в строительстве удельный вес работающих по срочным договорам среди мужчин (18,5%) почти в два раза выше, чем у женщин (9,5%).

В сфере услуг по срочным контрактам трудились 14,2% всех занятых. Наиболее значительна доля имеющих временную занятость среди работников таких видов экономической деятельности как «деятельность в области искусства, организации развлечений и отдыха» — 23,6%, «деятельность по предоставлению услуг проживания и питания» — 22,5% и «деятельность по управлению и предоставлению вспомогательных услуг» — 19,6%.

В индустриальном секторе, включая энергетику, временная занятость используется в меньших масштабах. Только 10,6% работников имели трудовые договоры ограниченного срока действия. А в таких видах экономической деятельности как «добыча полезных ископаемых» и «снабжение электроэнергией, газом, паром и кондиционирование воздуха» доля работников со срочными контрактами составляла
всего 6%.

Занятость по трудовым договорам ограниченного срока действия является формой трудоустройства, наиболее характерной для молодежи. По сравнению с другими возрастными группами доля работников со срочными договорами в возрасте 15–24 лет достаточно велика и составляет в целом по экономике стран ЕС — 42,2%. Среди молодежи, занятой в сельском хозяйстве, доля имеющих срочные договора составляет 52,4%, строительстве — 41,8%, торговле, транспорте и услугах связи — 37,1%, предпринимательской деятельности и сфере финансовых услуг — 42,1%, других услугах — 49,0%. Даже в индустриальном секторе удельный вес, имеющих временную занятость, среди молодежи, как и в других секторах экономики, остается достаточно высоким — 43,5 %.[5]

Практически по всем секторам экономики (кроме строительства) в странах Европейского Союза среди занятых женщин доля работающих по срочным контрактам выше, чем аналогичный показатель по мужчинам.

Ситуацию с распространением временной занятости в Российской Федерации рассмотрим на основе данных Росстата[6]. Как известно, основным инструментом измерения как занятости в целом, так и ее отдельных компонентов, во всех странах являются регулярные обследования домохозяйств (рабочей силы), основанные на методологии, унифицированной в соответствии с требованиями МОТ. В России такие обследования населения по проблемам занятости (ОНПЗ) регулярно проводятся с 1992 года. В рамках программы ОНПЗ тем респондентам, которые были заняты в обследуемую неделю, задается вопрос о типе трудового договора, в соответствии с которым они работали. Все виды занятости, которые не основаны на постоянном трудовом договоре, относятся к временным или непостоянным.

По данным Росстат, полученным в ходе обследований населения по проблемам занятости, в среднем в 2011 году работали на основной работе на условиях временной занятости более 2,5 миллионов человек. По сравнению с 2008 годом их численность сократилась почти в два раза. Наибольшее распространение срочные договора получили в таких сферах экономической деятельности как промышленность, финансы, строительство, а также в сфере бизнес-услуг.

Особо масштабное применение срочных договоров наблюдалось в Российской Федерации в 2003 году, как следствие принятия нового Трудового Кодекса с изменениями в части правового регулирования срочных трудовых договоров и оснований их заключения.

Следует иметь в виду, что в связи с изменением программы обследований населения по проблемам занятости, проводимых Росстатом, в последние годы исключены данные о работниках, работающих по договорам на определенный объем работ, что несколько занижает численность работающих по временным договорам. Сравнительно невысокие объемы использования инструмента срочных трудовых договоров в РФ также обусловлены рядом объективных причин, в том числе низким удельным весом занятых на предприятиях малого бизнеса (по сравнению со странами ЕС), распространенностью гражданско-правовых договоров, наличием неформальных трудовых отношений.

В период кризиса 2008–2009 гг. доля российских предприятий, заключающих с работниками срочные договора, увеличилась, хотя общее количество работников со срочными договорами сократилось. Адаптируясь к кризису, предприятия увольняли в первую очередь работников со срочными договорами. Эти тенденции на российском рынке труда вызывают негативное отношение к нестандартным видам трудовых договоров в обществе. Противниками широкого применения на предприятиях временных контрактов по инициативе работодателей выступают и профсоюзы. В то же время представители работодателей (РСПП) предлагают провести либерализацию законодательства в части применения нестандартных трудовых договоров в целях повышения гибкости рынка труда. В заключении хотелось бы подчеркнуть — рост количества предприятий и численности работников, занятых на условиях нестандартных трудовых договоров, характерен для большинства стран мира и свидетельствует об общей тенденции по­вышения гибкости рынка труда. Несмотря на ограничения российского трудового законодательства относительно применения срочных трудовых договоров и «не­признание» им заемной (агентской) занятости, масштабы использования российскими предприятиями нестандартных видов трудовых договоров являются сопоставимыми с другими странами. И этот факт необходимо учитывать при модернизации российского трудового законодательства.

Список использованных источников:

  1. Конвенция МОТ № 158 от 22 июня 1982 г. «О прекращении трудовых отношений по инициативе предпринимателя».
  2. Рекомендация МОТ (1982) № 166.
  3. Директива Совета ЕС 1999/70/ЕС от 28 июня 1999 г.
  4. «Трудовой кодекс Российской Федерации» от 30.12.2001 N 197-ФЗ (ред. от 28.07.2012).
  5. OECD: Employment Outlook. Paris, 2011.
  6. Смирных Л. И. Нестандартные трудовые договора: опыт российских предприятий // Сборник докладов ХII международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества, М.: Изд. дом ВШЭ, 2011.
  7. Нестандартная занятость в российской экономике / под. ред. В.Е. Гимпельсона, Р.И. Капелюшникова. М.: ГУ ВШЭ, 2006.
  8. Eurostat [Электронный ресурс] — http://epp.eurostat.ec.europa.eu/portal
    /page/portal/employment_unemployment_lfs/data/database.
  9. Eurostat [Электронный ресурс] — EU-LFS (online data codes: lfsq_etgan2).
  10. Росстат. Обследование населения по проблемам занятости [Электронный ресурс] — http://www.gks.ru
  11. Statistics in Focus. Labour market- Issue number 8/2011: EU-27 employment and unemployment levels stable (including LFS — Labour Force Survey ).
  12. Statistics in Focus. Labour market- Issue number 60/2010: Signs of possible recovery for the EU-27.
  13. Nicola MASSARELLI. Labour markets in the EU-27 still in crisis. Statistics in Focus — Issue number 12/2010.
  14. Main reason for the temporary employment — Distributions by sex and age (%). Eurostat’s website [Электронный ресурс] — http://epp.eurostat.ec.europa.eu.

Галина Антонова


[1] Eurostat — http://epp.eurostat.ec.europa.eu/statistics_explained/index.php/Glossary:Temporary_employment

[2] Eurostat, EU-LFS (Labour force survey in the EU, online data code: lfsq_etgan2).

[3] ЕС-15 (с 2004 г.) — Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Финляндия, Франция, Швеция

[4] Source: Eurostat, EU-LFS

[5] Source: Eurostat, EU-LFS (online data code: lfsq_etgan2).

[6] Росстат: Обследование населения по проблемам занятости [Электронный ресурс] — http://www.gks.ru

« Вернуться к списку аналитики

Пожалуйста, авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий